Золото Рейна
Кордове нет печали до темных речных дурманов
Иногда мне кажется, что распространенный и чаще всего неприятный для самолюбия вопрос "чего я стою?" - не более, чем маска, надетая на другой вопрос, куда более сложный, потому что посчитать и измерить что-то в его плоскости нельзя. Вопрос "зачем я?" настолько всеобъемлющ, что неясно, с какого бока к этому спящему дракону подбираться. Впрочем, изображать Ланцелота не приходится: когда оно просыпается и жаждет - ограничиваемся данью.
Такое впечатление, что именно этот вопрос так или иначе приходится решать всю жизнь: невелика заслуга в ходе выверта эволюции оказаться на вершине пищевой цепочки, становится как-то сомнительно, что это лучшее, на что годится человек.
Конечно, еще есть мистические практики самого разного толка, на любой вкус, но в большинстве своем они похожи на своего рода отмазки, более или менее качественные. Легко принять то, что мир прекрасен сам по себе, что ему не нужно никакое дополнительное обоснование его существования. Но безнадежный мизантроп полагает, что у людей такой оправдательной грамоты нет, и на цветочный куст человечество не похоже.
Чем оно невыгодно отличается от флоры, но флору-то как раз пресловутый вопрос не интересует.